Проекты

Новости

24.02.2020


Российские немцы. Политическая автобиография. Все народы на Земле уникальны. Российские немцы — не исключение, но имеют примечательную особенность: у них уникален даже набор их уникальностей. Так, они — народ, фактически поштучно отобранный для России самой Россией. Они — даже когда занимали исключительное место в жизни и в управлении государством, никогда не создавали своего национального самоуправления, а объединялись в основном по роду занятий и по конфессиям в местах проживания на архипелаге освоенности страны и, как и другие жители её, часто даже не имели контактов с соплеменниками на других территориях её освоенности. Но их жизнь была теснейшим образом вписана в жизнь этих территорий, оказывая на нее большое влияние (самые впечатляющие примеры — Санкт-Петербург, Поволжье, Новороссия). Общие же рамки жизни и деятельности своим немцам всегда устанавливало само государство.


Архив новостей

Опрос

Какой проект интересней?

Инновационное образование и технологическое развитие

Рабочие материалы прошедших реакторов

Русская онтологическая школа

Странник

Ничего не интересно


Видео-галерея

Фотогалерея

Подписка на рассылку новостей

 

Гражданская война в США - натиск Севера

После того как отгремели первые выстрелы мятежа конфедератов и стало понятно, что широкомасштабных боевых действий избежать невозможно, я 1-го августа 1861-го года прибыл в Вашингтон. На приеме у президента помимо меня присутствовали также генералы Джордж Макклеллан, Джордж Мид и Уильям Шерман, присутствовал также постоянный представитель от Ост-Индской торговой компании (в дальнейшем ОИ) (как мне показалось за ним стоит несколько более мощная фигура мировой политики) и командир Русской экспедиционной эскадры. Первая битва новой войны была нами проиграна, и теперь предстояло сделать все необходимое чтобы, выиграть войну.


       Сначала было оформлено политическое заявление Линкольна о том, что только устранение южной угрозы является условием сохранения единства нашей страны. Но для того чтобы устранить южную угрозу требовалось сформировать боеспособную армию. Первым шагом к этому стали консультации с ОИ по вопросу поставок снаряжения и расширении антропопотока в США. Сам по себе как то возник вопрос о наших базах в Европе (совершенно не пойму зачем они нам в условиях, когда до противника рукой подать, хотя предполагаю, что тут не обошлось без Европейской тройки (России, Пруссии, Франции) затеявших передел Европы). Русские гарантированно собирались поучаствовать в нашей войне с Югом и главным вопросом было под чьим флагом, русским или американским, будет ходить их эскадра. Мы выступили категорически против ее появления под российским флагом - конфликт с Англией был нам не к чему (хотя он, безусловно, отвечал интересам Европейского альянса, и они периодически выносили вопрос об объявлении США войны Великобритании на повестку дня). На этом было предложено с делами внешнеполитической направленности закончить.
       Первым нашим внутриполитическим действием был закон о гомстедах. Первоначально планировалось передавать мигрантам земельный надел только в случае, если они ведут военные действия на стороне наших войск, впоследствии он был расширен на всех лояльных переселенцев в связи с началом рекламной компании "Райская жизнь в Новом Свете" в Европе.
Мы сознавали, что обладаем абсолютным превосходством на море и поэтому начали морскую блокаду их побережья. Я был противником только блокадных мер и считал, что все суда, идущие на Юг, мы будем просто не в состоянии перехватить. Кроме того нам нужно было быстро продемонстрировать военный успех. Поэтому мной был предложен план морской атаки и сожжения их портовых городов. Линкольн долго оппонировал мне, возражал против уничтожения инфраструктуры, которую нам придется потом восстанавливать, но, в конце концов согласился на проведение "огненного рейда". Первой целью был выбран Уилмингтон.
Далее, сознавая, что нам придется вести наступательную войну, были приняты решения по созданию системы мониторинга железных дорог и защиты их от диверсий. Войска не должны испытывать проблем со снабжением. Была дана отмашка на создание отдельных дивизионов тяжелой артиллерии и введении ускоренных курсов для младших офицеров с присвоением их постоянных званий и льгот. Макклеллан, безмолвствовавший первое время на заседаниях, вдруг неожиданно заявил, что мы можем использовать митральезы установленные на телеги и пустить их в рейд по вражеским тылам, с целью сожжения хлопковых полей. Кажется, он назвал их "tachanka". Было решено в ускоренном темпе сформировать 200 таких тачанок и отправить их в рейды. После этого было решено создать на первое время линию укреплений в районе Норфолк-Потомак. Все-таки Вашингтон находится близко к границе и будет очень неприятно если южане его захватят до того момента как мы отмобилизуемся. На этом совет был окончен.
       Скоро начали приходить первые сводки с фронтов. Наш "огненный рейд" прошел невероятно удачно и 30-го сентября Уилмингтон сгорел. 1-го октября однако произошла диверсия южан на пороховом заводе в Балтиморе и мы лишились этого города. Также пришли плохие известия, а точнее не пришло никаких известий, относительно судьбы тачанок. Учитывая, что новостей о масштабных пожарах на хлопковых полях мы не получили, был сделан вывод что затея провалилась. Это очень сильно подорвало Макклеллана, и с этого момента он не принимал участия в планировании военных операций, а предпочел самолично сосредоточиться на установлении и поддержании дипломатического канала с мятежниками, хотя Линкольн и строжайше запретил вести с ними переговоры, после чего призвал негров грабить плантаторов.
    После получения известий об успехе первого "огненного рейда", сразу же были запланированы еще две морские операции: "огненный рейд" на Чарлстон и десантная операция в районе Саванны. 6000 человек корпуса морской пехоты мы полагали хватит для захвата плацдарма. При благоприятном стечении обстоятельств планировалось совершить бросок к хлопковым полям Джорджии, если все будет плохо - укрепить город и оттягивать на себя часть сил южан. Кроме того было важно отомстить за Балтимор.
       Разведка донесла о законотворческой активности в стане конфедератов. Началось освобождение рабов в обмен на их службу в армии. Президент не преминул этим воспользоваться и объявил о повсеместной отмене рабства, начиная с Рождества 62-го. История с таким скоропалительным решением имела не самое лучшее для нас продолжение, и аукнулась в конце 1862-го.
Между делом мы с Шерманом перешли к планированию наземной кампании. Система мобилизации заработала, подготовка войск была поставлена на поток, о нашем преимуществе в живой силе и промышленности мы знали, а благодаря разведданным знали о проблемах южан с зимним обмундированием. Поэтому на 15 января была запланирована атака 2-х корпусов на Манассас. Так был открыт Восточный фронт, которым я принял командование.
         В декабре пришло сообщение о крахе "огненного рейда" и десантной операции. Южане использовали шестовые мины и огонь береговой артиллерии. Стало ясно, что подобные трюки, до ввода в строй кораблей новой концепции - именуемой "монитор" нам больше осуществлять не удастся. Параллельно с этим пришло сообщение о набегах индейцев в Иллинойсе. МИД срочно попросил выделить ему пару корпусов для наказания краснокожих, но получил ответ о недопустимости разбазаривания войск в погонях за индейскими отрядами. Шерман предложил использовать наличные силы для наступления из Подьюхи на Шайло с использованием одного из 2-х корпусов для обеспечения фланга этого наступления и занятия им района Франкфорт - Перривилл. Скопив достаточно сил, мы планировали развивать наступление к Джорджии и тем самым разделить Конфедерацию на две части. Этот фронт получил название Западный и командовал им Уильям Шерман.
          Поначалу все шло хорошо. Манассас был взят, как и планировалось, без особого сопротивления со стороны противника. Скопив на направлении порядка 3-х корпусов, началось продвижение на Ричмонд. Брать город я не планировал, он должен был быть разрушен тяжелой артиллерией, дивизион которой (30 пушек) был придан наступающим корпусам.
Первые крупные столкновения произошли в конце апреля. 25 апреля состоялась мое сражение против генерала Ли под Ричмондом, а 29-го боестолкновение войск Шермана и Томаса Джексона у форта Донельсон.
При атаке на Ричмонд, окаймленный горной цепью, я решил использовать преимущества возвышенностей, поэтому практически все войска были брошены на штурм высот. Конфедераты, неся потери, начали отход к городу, высоты были взяты, но вечером произошла мощная фланговая атака южан с заходом в наш тыл. Это была западня. Пришлось отдавать приказ на штурм города, поскольку вторым приказом могло быть только "спасайся кто может". Битва была проиграна, но конфедераты, располагавшие большим количеством войск в этой битве (70000 против 60000) потеряли массу кавалерии и командиров бригад. Уцелевшие войска Восточного фронта начали спешный отход к Потомаку. Южане развернули операцию преследования, но налетев на потомакскую оборонительную линию и понеся большие потери, отошли.
           У Шермана также произошло нечто похожее с фланговыми ударами конфедератов, после чего он вынужден был отвести войска к Подьюхе. На этом кампанию весны-лета 62-го года мне пришлось считать законченной, поскольку благодаря решению президента об освобождении рабов начались волнения в штатах Мэрилэнд и Делавер, а Вашингтон все-таки был этими штатами окружен.
         Кампанию осени 62-го года президент назвал "Война до конца". Было ясно, что Конфедерация предпримет попытку взять Вашингтон и тем самым попробовать поставить в войне точку, на длительное сопротивление ее экономика была уже не способна, хотя конфедераты и объявили о развертывании промышленности и введении 64-часовой рабочей недели, против 75 у нас, но это было уже даже не смешно, они не могли одновременно развертывать промыленность и воевать, мощности экономики просто не хватало. Она еще кое-как обеспечивала их армию боеприпасами, а вот о поставках обмундирования они уже могли забыть. Мы оценивали продолжительность ее жизни в период не более полутора лет с началом агонии поздней осенью 63-го. В то же самое время наша экономика чувствовала себя прекрасно и на фронты прибывали все новые и новые корпуса. Восточный фронт затребовал 5 из них, три из которых я расположил по линии соприкосновения с южанами, один оставил в резерве, а еще один был отправлен на зачистку местности в мятежных штатах. Остальные наличные силы (3 корпуса + пополнения) концентрировались на Западном фронте, который приобрел решающее значение. В октябре началось наступление Шермана в Дельте Миссисипи. Перед этим был предпринят отвлекающий удар в направлении на Спингфилд с заворотом на полпути в сторону Мемфиса. Продвижение шло невероятно тяжело, конфедераты пытались уцепиться за каждый бугорок, каждый населенный пункт приходилось брать с боем, кровопролитные сражения развернулись также на реке. Тем не менее, войска Шермана шли вперед.
              В начале января 63-го года я присутствовал на ходовых испытаниях мониторов, штурмовых кораблей которым не была страшна береговая артиллерия. Убедившись, что 6 из них готовы к бою, Генеральный штаб принял решение использовать Русскую эскадру и мониторы для штурма Нового Орлеана, намеченного на май.
           Май 1863-го года выдался самым кровопролитным и напряженным месяцем войны. 3-го мая состоялась атака южанами с моря Филадельфии - гиблое дело с самого начала. 5-го мая войска Западного фронта достигли Мемфиса. 7-го состоялся наш десант на Нью-Орлеан и через два дня город был захвачен. Я понимал, что нужно как то занять силы южан на Восточном фронте и начал готовить на июнь наступление, с целью сковать противника на Потомакском направлении, но 16-го мая они сами начали наступление на Вашингтон. Конфедераты понесли тяжелые потери, но Потомак был ими форсирован. Мы решили занять оборону и с боями отходить к столице, чтобы как можно сильнее обескровить врага. После этого они предприняли кавалерийский налет на Питсбург и начали отход за Потомак. Это был отвлекающий маневр, и к июню линия фронта опять приобрела тот вид, который она имела до мая.
        В начале июля, перед тем как разыграется решающее сражение за Мемфис, мы решили выступить с мирной инициативой, поскольку справедливо считали, что базовое противоречие этой войны - разница экономических систем было этой войной полностью устранено: южная экономика также стала ориентироваться на внутренний рынок, поскольку внешний был для нее закрыт. Генерал Джордж Макклеллан озвучил наше предложение южанам:
1-Союз, а не конфедерация.
2-Единство таможенного тарифа.
3-Культура и образование - внутреннее дело каждого штата.
4-Мы поддерживаем основание индейского штата, возникшего на юге в ходе войны.
5-Репрессий не будет.

         Конфедерация была со всем согласна, но выступила резко против нынешней системы тарифообразования, поскольку северных штатов было большинство и в сенате тоже большинство будет за северянами. Нам было предложено переходить к Конфедеративной структуре государства (неприемлемо) или кустовой с тремя вице-президентами, от Северных штатов, Южных и Западных (неприемлемо). Мы заявили, что нынешние условия и так мягкие. Англия, выступавшая посредником на переговорах, заметила, что южанам лучше принять условия, а соблюдение их прав она гарантирует. Тем не менее, южане ответили отказом. К этому моменту мы потеряли 200000 убитыми, конфедераты 70000. Война продолжилась.

Смирнов Артем